скрыть общую навигацию по сайту

Практика 2011-2

Научно-исследовательская практика магистрантов 1-го года обучения 

 

В редакции журнала "Эпистемология и философия науки"

(Материалы по практике подготовленны магистрантами)

 

НАСТОЯЩИЕ ВРЕМЕНА

 

      Научные журналы только кажутся сухими и малозанимательными. Пускай названия их однообразны («Вопросы философии», «Вопросы истории естествознания и техники» или «Эпистемология & философия науки»), а виньетка на обложке уже производит впечатление дизайнерского изыска; пускай даже существует нехитрый критерий отличения научно-популярного журнала от научного (критерий этот выявился в ходе мини-практикума на теоретическом занятии): ту долю внимания, какую в научно-популярном издании уделяют верстке, иллюстрациям и качеству печати, в научном журнале отдают оформлению сносок - это взгляд извне: тех, кто в журналах печатается (и особенно тех, кто не печатается).

 

 

 

      Для самих же сотрудников журнал – не просто место работы, но значительная часть жизни. И наоборот: не существует журнала самого по себе, это всегда и в первую очередь человеческое и очень живое дело. Структура и распорядок бесполезны, если нет увлеченности и энтузиазма; так же как невозможно делать журнал в одиночку, это всегда совместная работа: в редакции «Э&ФН» нас заверили, что все важные решения касательно журнала принимаются только коллегиально.

 

 

     Это заблуждение, что сотрудники журнала работают главным образом с текстами – прежде всего они работают с людьми; и потому кроме профессиональных знаний им не обойтись организаторского таланта: решить, кому поручить отчет о конференции, кому послать на рецензию статью молодого автора, чтобы это помогло его научному росту; «вынянчить» и отредактировать среднюю статью, чтобы та сверкнула; разговорить гостя на интервью и уловить, чего и сколько ему нужно налить для пробуждения коммуникабельности; привлечь в журнал интересного автора – и многое другое.

 

 

    Но разумеется, рассказали нам и о трудовых буднях. Чтобы набрать материал для номера, редакторам приходится просматривать впятеро больше статей, и потому у них довольно быстро вырабатывается «нюх», так что опытному редактору для первичной оценки статьи достаточно 15-20 минут. Затем статья направляется рецензентам: их отзыв может быть очень кратким («не подходит по теме» - с такой формулировкой, как нам обмолвились, часто заворачивают статьи, где несоответствие теме – самое мягкое из критических замечаний), а может быть и развернутым (если с автором «есть о чем поговорить»).

 

 

 

Посетовав, что умения писать статьи в университете не дают, нам назвали несколько самых распространенных ошибок:

 

- статья-компиляция, «заимствования» без указания источников или банальный пересказ исследовательской литературы – и по этой причине отсекается больше половины присылаемых текстов;

- статья реферативного, а не исследовательского типа – к примеру, в «Э&ФН» тексты в жанре философской реконструкции могут опубликовать в одной-двух из полутора десятков рубрик;

- статья написанная чересчур «изнутри дискуссии», с массой специальных терминов и неоговариваемых тонкостей – либо наоборот, игнорирующая чужие исследования по заявленной теме;

- неграмотный русский язык, фактические ошибки и несоответствие статьи формальным требованиям.

 

     Затем из отобранных статей выстраивается номер, с ними работают научный и литературный редакторы, издательский отдел; журнал не один раз вычитывается и сверяется, прежде чем уйти в печать.

 

 

 

И все это ради главной цели: чтобы журнал стал местом встречи людей с общими интересами, площадкой заочного и очного общения, спора, профессиональной дискуссии. Чтобы сотрудникам и авторам хотелось поделиться с коллегами радостью знания. Чтобы, в конце концов, можно было вспомнить о своей работе: «Хорошие были времена, настоящие…».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С благодарностью Наталье Ивановне Кузнецовой, Петру Куслию и Екатерине Востриковой

магистранты философского факультета РГГУ.